Виктория Платова Любовники в заснеженном саду

…Ему не повезло: все попытки уйти из жизни вслед за погибшим сыном не увенчались успехом. А должны были увенчаться, — только так можно было избавиться от чувства вины.
Им повезло больше: пройдя кастинг, они становятся популярным попсовым дуэтом. Плата за славу не так уж велика: скандальный имидж и смена сексуальной ориентации. Но они так юны и еще не знают, что слава и успех проходят слишком быстро, оставляя за собой выжженную и почти мертвую душу.
И когда, потеряв все, они остаются на обочине, — тогда и возникает вопрос: сможет ли выжженная душа противостоять чужой жестокой игре или, умерев сама, начнет убивать других?..

Сегодня выпустили эту аудиокнигу.

Владимир Тимофеев Игрушечный мир

Лейтенант Фомин, сотрудник Департамента Проблемных Ситуаций, с трудом выбивает себе отпуск и отправляется вместе с женой на курортную планету Голубой Купорос, мечтая отдохнуть «по-взрослому».
Увы, мечты остаются всего лишь мечтами.
Да и как отдохнешь, когда в первый же день вокруг тебя начинается какая-то непонятная суета со шпионами, драками, ломающимся оборудованием и открывающимися тут и там порталами в иные миры. Плюс старый друг «дядя Миша» в звании подполковника родимых спецслужб просит выполнить одно маленькое, но очень ответственное поручение…
Короче, пока до кровати в номере доберешься, вконец озвереешь.

Сегодня выпустили эту аудиокнигу.

Зачем нужны аудиокниги

Есть люди, которые утверждают, что аудиокниги не нужны. Нужно читать текст, это развивает воображение, концентрацию внимания, создает новые нейронные связи, снижает риск старческих необратимых изменений в мозге и еще много разных полезных штук. С этим спорить глупо, так как это научно доказанный факт. Так что же теперь, бросить аудиокниги и только читать? Отнюдь. Во-первых, есть люди, которым сложно читать (зрение не позволяет) или нет времени, а очень хочется. Да много можно найти причин, почему люди слушают аудиокниги.
Я хочу рассказать о той особенности аудиокниг, над которой очень мало кто задумывается. Вот скажите мне, Вы любите музыку? Ведь музыка, особенно классическая (не обязательно написанная много лет назад, сейчас тоже пишут прекрасную музыку) обогащает нас духовно, рождает образы, которых раньше не было в нашем воображении. Да просто послушать звучание инструментов или хора порой бывает удивительно. Не часто я встречал людей, которые бы говорили «музыка отстой, вот почитать партитуру — это реально заводит». Ну да, если бы нас с самого детства учили читать ноты с таким же усердием, как учат читать буквы, некоторые из нас (один процент, не больше), наверное, могли бы услышать музыку в нотном стане. Отчего же я так часто слышу призывы не слушать аудиокниги, а именно читать текст? Давайте для ответа на этот вопрос попробуем представить себе следующее: приходишь ты такой в консерваторию, купил билет за пять штук, ждешь возвышенного наслаждения супер талантами средневековых композиторов. Сидишь такой в своем мягком консерваторском кресле и вдруг понимаешь, что инструменты безбожно фальшивят, что музыканты вступают не вовремя, ритм летит ко всем чертям, а дирижер вообще зевает и палку в сторону отложил. Да, так себе картина. Дело в том, что в мире аудиокниг царит примерно такая обстановка. Мало кто дает себе труд ознакомиться с текстом, проникнуть в мир, созданный автором, в души героев…
Признаться по правде, я начал читать аудиокниги, когда решил послушать их. И твердо решил, что в этом мире наконец-то должны появиться нормальные аудиокниги! Серьезно. Вообще не впечатлило. Сидит такой дядька весь титулованный, в крутой студии и мычит себе под нос идеально поставленным голосом. Он даже не понимал наверняка, что читает, ему было до одури скучно там сидеть. Да просто в театральных выступлениях сейчас перерыв, а деньги хочется заработать. А платят там, я вам скажу, совсем не так, как играющим актерам. Вообще не так. И вот сидит этот титулованный перец и жует свои оскароносные сопли мне в ухо. Не дослушал. И десяти минут не смог.
Но не все так плохо, друзья! Хорошие аудиокниги существуют! Да и раньше их было полно. Мне просто «повезло», иначе бы так и не начал читать.
Итак, зачем нужны аудиокниги? Давайте забудем про скучающего актера и ненастроенные инструменты. Давайте ворвемся в удивительные миры, созданные талантливыми писателями. ведь аудиокнига — это творение сразу двух людей (это минимум). Когда актер читает текст, он впитывает этот мир, в его воображении оживают герои, все приобретает новые краски. Герои говорят своими голосами, которые подарил им актер. И вся книга начинает звучать. Она наполняется вибрациями из нового измерения — звукового. В ушах слушателя не просто констатация букв и знаков препинания, а симбиоз двух душ — писателя и актера. Там мы можем услышать и характеры этих людей, и жизненный опыт и еще много разных нюансов что писательского, что исполнительского дара. Потому что аудиокнига — это ожившая книга.
Не верьте тем, кто говорит, что это для лентяев. Просто постарайтесь УСЛЫШАТЬ.

Вера Камша Синий взгляд смерти часть 1

Автор: Вера Камша
Название: Сердце Зверя. Том 3. Синий взгляд смерти. Рассвет. Часть 1
Жанр: Фэнтези
Серия: Отблески Этерны
Номер книги в серии: 11

Долгожданное продолжение легендарного цикла «Хроники Этерны»!Тонет в Эсператии разбитый адмирал. Странноватой славой обрастает «закатный» капитан Фельсенбург. Плетут дамские интриги принцесса и кардинальша. Хранит свой секрет бронзовая решётка. Открываются старые тайны. Ищет и находит очень особые поручения Марсель……Смотрит на трупы у обочины маршал Капрас. Нет, к такому зрелищу он привык… но дома?! Густой туман закрывает пути маршала Бруно. Совсем другие карты хотел бы изучать маршал Савиньяк. Но после мрака полуночи приходит рассвет…

Сегодня закончили аудиокнигу! Самый сложный проект из всех, которые были. Надеюсь, все другие аудиокниги будут полегче…

Прослушивание

Здравствуйте. Рады, что вы решили пройти прослушивание в нашей студии для записи аудиокниг. Обратите снимание, что мы набираем только актеров со своей студией звукозаписи. В форме ниже напишите, пожалуйста, свои данные и ответьте на несколько вопросов.

*
*
*
*
 / 
 / 

Здесь мы немного поговорим о ваших профессиональных навыках.

*
*
*
0
0
20

Вы полностью отдаете себе отчет в том, что:

*
*
*
*

А теперь самое важное!

  • Выберите, от какого лица текст вам подходит
  • прочитайте оба отрывка без подготовки, в вашей студии
  • пришлите получившийся звуковой файл нам, не вырезая лишние дубли (полностью нередактированный файл).
*

«А ведь она похожа на Ингу, — тупо подумал Никита. — Странно, что я заметил это только сейчас…»
Чертовски похожа. Надо же, дерьмо какое!
Похожа определенно. До смуглой, убитой временем родинки на предплечье. До хрипатого том-вейтсовского «Blue Valentine» — Инга с ума сходила от этой вещи. Есть от чего, по зрелому размышлению. Особенно когда пальцы гитариста рассеянно задевают гриф в проигрышах. Проигрыши похожи на ущелья, в которых так легко разбиться. Проигрыши похожи на ущелья, а Она — на Ингу.
Похожа, похожа, похожа…
Она похожа на Ингу, которую Никита не знает. И никогда не знал. Никита появился потом, и с ним Инга прожила другую жизнь. Восемь лет — тоже жизнь, кусок жизни, осколок, огрызок, съежившаяся змеиная шкурка. Ничего от этой жизни не осталось, ровным счетом ничего. И только гибель Никиты-младшего — как жирная точка в конце. Никите так и не удалось перевести ее в робкое многоточие, даже почти эфемерного «Forse che si, forse che no» не получилось.
«Forse che si, forse che no».
«Возможно — да, возможно — нет». Дурацкое выражение, восемь лет назад привезенное ими из свадебного путешествия, из итальянской Мантуи, где они зачали Никиту-младшего. Никите хотелось думать, что в Мантуе, хотя сразу же после Италии, в коротком, дышащем в затылок промежутке, были Испания и Португалия, но… «Возможно — да, возможно — нет» — дурацкое выражение, украшающее эмблемы княжеского дома Гонзаго. Никиты-младшего больше нет, а лабиринты остались. Они до сих пор скитаются в этих лабиринтах — Инга и Никита — до сих пор.
Боясь наткнуться друг на друга.
И все равно натыкаются.
Еще чаще они натыкаются на вещи Никиты-младшего, на его игрушки — целое стадо гоночных машинок со счастливым номером Шумахера, кирпичики «Лего», роботов-трансформеров, безвольную мягкую фауну, набитую синтепоном… Автоматы, пистолеты, недоукомплектованные подразделения солдатиков, паззлы, книжки…
Инга до сих пор читает эти книжки — вслух, в гулкой пустой детской, — и тогда Никите начинает казаться, что она помешалась. «Возможно — да, возможно — нет», говорит в таких случаях Инга. Это те немногие слова, которые она все еще говорит ему.
А Она и вправду похожа на Ингу.
Должно быть, Инга такой и была — до встречи с Никитой. Длинноволосая ухоженная блондинка двадцати трех лет, никаких мыслей о родах, после которых так разносит бедра. Аккуратно вырезанные ноздри, аккуратно вырезанные губы, надменная тень капитолийской волчицы в глазах — сестры-близнецы, да и только!

_________________________________________________________________

При изолированном противопоставлении этих положений оказывается, что ни одно из них не обладает ни силой, ни убедительностью, будто лучшее в смысле добродетели не должно властвовать и господствовать. Некоторые, опираясь, как они думают, на некий принцип справедливости (ведь закон есть нечто справедливое), полагают, что рабство в результате войны справедливо, но в то же время и отрицают это. В самом деле, ведь самый принцип войны можно считать несправедливым, и никоим образом нельзя было бы утверждать, что человек, не заслуживающий быть рабом, все-таки должен стать таковым. Иначе окажется, что люди заведомо самого благородного происхождения могут стать рабами и потомками рабов только потому, что они, попав в плен, были проданы в рабство. Поэтому защитники последнего из указанных мнений не хотят называть их рабами, но называют так только варваров. Однако, когда они это говорят, они ищут не что-нибудь другое, а лишь рабство по природе, о чем мы и сказали с самого начала; неизбежно приходится согласиться, что одни люди повсюду рабы, другие нигде таковыми не бывают.
Таким же точно образом они судят и о благородстве происхождения. Себя они считают благородными не только у себя, но и повсюду, варваров же — только на их родине, как будто в одном случае имеется благородство и свобода безусловные, в другом — небезусловные. В таком духе говорит и Елена у Феодекта: «Меня, с обеих сторон происходящую от божественных предков, кто решился бы, назвать рабыней?» Говоря это, они различают человека рабского и свободного положения, людей благородного и неблагородного происхождения единственно по признаку добродетели и порочности; при этом предполагается, что как от человека рождается человек, а от животного — животное, так и от хороших родителей — хороший; природа же зачастую стремится к этому, но достигнуть этого не может.
Из сказанного, таким образом, ясно, что колебание [во взглядах на природу рабства] имеет некоторое основание: с одной стороны, одни не являются по природе рабами, а другие — свободными, а с другой стороны, у некоторых это различие существует и для них полезно и справедливо одному быть в рабстве, другому — господствовать, и следует, чтобы один подчинялся, а другой властвовал и осуществлял вложенную в него природой власть, так чтобы быть господином. Но дурное применение власти не приносит пользы ни ю тому ни другому: ведь что полезно для части, то полезно и для целого, что полезно для тела, то полезно и для души, раб же является некоей частью господина, как бы одушевленной, хотя и отделенной, частью его тела.

Но из-за того, что он называл меня Рысенком, идея убить его пришла в Динкину голову. Динкину, а не мою. Рысенок, жующий сопли и кропающий слезливые записи в дневник, не способен на убийство. Он не способен вообще ни на что, не то что Динка. Динку Ленчик никак не называл, Динка — и все тут, хотя… «Диночка» — для пресс-конференций, «Дина-солнышко» — для совместных интервью, «Сучка, твое дело под нужным углом ноги расставлять…» — это для фотосессий, сколько же их было за два года, сколько же их было?.. Все обложки — наши, от «Плейбоя» до «Мужского разговора», был и такой журнальчик, отпечатанный в Финляндии, ничего особенного, радость холостяка, но мы и там засветились.
— Ну мы и засветились. Мы с тобой шалавы, Рыысенок, — сказала мне Динка после этого паскудного «Мужского разговора». — Шмары, потаскухи… Что там еще? Что нам нашепчет твой Словарь синонимов?…
Словарь синонимов мне тоже подарил Ленчик. Когда ткнул нос в дневник. И еще парочку словарей. Образовывайся, мол, Рысенок, всяко пригодится.
— Потаскухи, шлюхи, кокотки, магдалины, гетеры, дамы полусвета, — исправно начала перечислять я. — Путаны, ночные бабочки, жертвы общественного темперамента…
— Во-во, — Динка тогда чуть с кровати не упала. — Жертвы общественного темперамента! Очень точно. Это как раз про нас с тобой, Ры-ысенок…
«Ры-ысенок» — это у нее получалось ничуть не хуже, чем у Ленчика, вот только — с уничижительным подтекстом, с растянутым дебильным «ы-ы»… Дебильная кличка, и сама ты дебилка, Ренатка… Она первая начала меня ненавидеть, Динка, сначала — она, а потом уже я… Мы бы, наверное, убили друг друга, если бы не умерли в этом доме у дурацкой дороги из Барсы в Сичес. И если бы ей не пришла в голову идея убить Ленчика. Свалить в кучу все наши пять клипов, отснятых за два года, перемешать их и выудить из колоды пиковый туз под названием «идеальное убийство». Опять же — cпасибо Ленчику, куда ж мы без него… Он сам отснял все пять клипов, он сам придумывал для них сюжеты. Еще какие сюжеты! Только в первом клипе мы оставались живы, в первом и в четвертом. Во втором погибала Динка, в пятом — я, а в третьем — мы обе… Красивая это была смерть, ничего не скажешь, прыжок со скалы, снежной скалы, растопленной огнем, а сколько Ленчик понагнал техники, а сколько дней мы снимали концовку!… Динка успела переболеть ангиной, я — гриппом, а Ленчик получил воспаление легких… Но что такое воспаление легких по сравнению с тоннами постеров во всех самых модных журналах, с полугодовым первым местом во всех чартах, русским триумфом на VMA, номинацией на «Грэмми», а о приблудных отечественных номинациях — от лучшего клипа до лучшего дуэта и говорить не приходилось…
Неужели все это были мы?
Неужели «Таис» — это были мы?

_________________________________________________

Блексли говорит: в извилинах, идущих уступами через померанцевые рощи Сорренто, путешественник мог бы без труда представить себе узкую и крутую дорогу, по которой, по словам древнего историка и географа, путники спускались с горных отрогов, выходивших из Македонии, в долину Аретузскую, где находилась могила Эврипида и расположен был город Стагира. Но весьма может быть, что имя этого поэтичного уголка исчезло бы из памяти людей, если бы не было Великого Стагирита! В Стагире было легко и удобно заниматься естественными науками, то есть наблюдать явления природы; к этому располагала Аристотеля тихая жизнь этого города, мягкий климат, роскошная природа и влияние Проксена, во всех отношениях заменившего ему отца. Под руководством Проксена начал он собирать редкие растения и сравнивать между собой животных. Многие историки утверждают, что Аристотель наследовал от отца не только материальные средства, но также сочинения, заключавшие в себе тщательно записанные наблюдения над органической и неорганической природой. Итак, прежде чем окунуться в умозрительные науки, Аристотель приобрел большой навык наблюдать и записывать факты, делать разные догадки относительно законов природы и проверять их с помощью опыта.
Период юности Аристотеля относится к тому времени, когда сильная полуварварская Македонская монархия достигла полного расцвета, а истощенная демократия Аттики приближалась к своему упадку. Победы Хабрия восстановили до некоторой степени преобладание афинян на море, но блистательная карьера Эпаминонда, возвысив на время Фивы, только внесла в Грецию еще больше разъединения и еще больше умалила ее способность сопротивляться возрастающему могуществу Македонии. По своему образованию и языку Аристотель был грек и питал в юности симпатии к народным учреждениям, но в то же время он был подданным македонского государя. Это обстоятельство, как мы увидим далее, имело также большое влияние на дальнейшую жизнь Аристотеля и его философскую и научную деятельность.
Как ни любил Аристотель свою очаровательную, хотя полуразрушенную Стагиру, его, однако, неудержимо влекло в Афины. Уступая грубой силе, разлагаясь внутренне, Афины все-таки были центром умственной жизни и сохраняли долгое время свою нравственную власть и свое величие. Филипп, разбив афинян при Херонее, внимательно и почтительно говорил с заклятым врагом своим, Демосфеном. Позднее Александр Македонский тщательно и глубоко скрывал, как ценно было ему мнение афинян, однако это у него вырывалось в те минуты, кода он терял власть над собою. Во время своего похода в Азию, переправляясь через быструю реку, Александр выбился из сил и чуть было не утонул, а тут еще пришлось взбираться на совершенно крутой, отвесный берег. Описывая это, Александр восклицает: «О афиняне, если бы знали, какие трудности приходится мне испытывать, чтоб удивлять вас своими победами!»

*

Алексей Пехов Искра и ветер

Название: Искра и ветер
Автор: Пехов Алексей
Серия: Ветер и искры
Жанр: фэнтези
Описание: Когда суровая зима на исходе, южный ветер из-за гор несет на своем хвосте перемены. Но к добру ли? Пламя войны пылает над равнинами и городами севера. Три армии Проклятых рвутся к Корунну. По хребтам заиндевевших гор, сквозь ядовитый туман Оставленных болот, через горький пепел Брагун-Зана, по пустынным красным холмам, мимо выжженных городов и деревень те, кого называют Искателями ветра, должны дойти до последней черты.

Им предстоит решить, что важнее в мире Хары «искра», ветер или, быть может, любовь
Издание: 2008 г.

 

Закончили сегодня аудиокнигу!